Публичная Историческая Библиотека
    
На главную страницу

   
 

История
в деталях

Буратино Forever?



Интересуясь тем, что сейчас читают наши дети, мы натолкнулись на сведения о том, что всем известные сказки о Пиноккио и Буратино пользуются сильно отличающимся спросом. И выбор наших родителей, а с ними и детей, падает в сторону русской версии знаменитого итальянского образца. Почему же?..
 

Контакты

логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя
 Творчество Йозефа Гайдна - золотое сечение музыки

Творчество Йозефа Гайдна - золотое сечение музыки
Начиная разговор о Франце Йозефе Гайдне, давайте взвесим значимость мнений великих людей о композиторах вообще, и о Гайдне в частности.
Возьмем два крайних суждения. П.И. Чайковский в своих критических статьях чаще всех упоминает имя Л.В. Бетховена, которого он недолюбливал и сравнивал с грозным и непознаваемым богом Саваофом, хотя, отзываясь о конкретном произведении, давал ему высокую и логически обоснованную оценку. Любимого же своего композитора В.А. Моцарта, которого П.И. Чайковский сравнивает с Христом, он упоминает в два раза реже, причем признает техническое несовершенство его музыки, но отмечает высокую идейную насыщенность последней.
Имя Гайдна звучит в три раза реже имени Моцарта, оценка творчества Гайдна, данная Чайковским, сводится к признанию его добротности, технической безупречности, но малонасыщенности идеями, то есть, условно говоря, милой безделушкой. Прочитав критическое наследие столь великого композитора и очень интересного музыкального критика, вряд ли захочется взяться за изучение титанического наследия Гайдна, сопоставимого по объему разве что с наследием И.С. Баха или Г.Ф. Телемана. Но есть и другое суждение. Великий русский пианист С. Рихтер незадолго до смерти давал интервью Бруно Монсенжону и, говоря о фортепианных сонатах Гайдна, сказал: «Гайдн - лучше». - «Лучше кого?» - спросил Бруно, делая вид, что не понимает. - «Моцарта, конечно!». Далее шли слова о свежести музыки Гайдна и других ее достоинствах. Мы не случайно обратили внимание на возраст артиста - за шаг до Вечности не до эпатажа, а самое время для мудрости. Безусловно, и Чайковский, и Рихтер правы: не может быть одинаковых привязанностей, каждый любит то, что вызывает консонанс или отклик в его душе, всеобщая безоговорочная привязанность к одному творцу странна. (Не она ли породила фанатизм, постепенно трансформировавшийся в футбольных зомби и прочих вудуистов наших дней?) Безусловно, должна быть избирательность для себя, но в то же время она не может отрицать достоинств другого творца, тебе, возможно чуждого, иначе, отрицая часть, мы косвенно будем отрицать и целое. Так делать не стоит.
Поэтому мы призываем: думайте сами, изучайте сами, выбирайте сами - этим вы формируете свою личность, а не даете делать из вас микропроцессор с двухбитовой шиной управления. Мы убеждены, что культурные фильтры установлены давно, и то, что сейчас стало вопиюще (то, как формирует «вкус» ТВ и радио и прочие масс-медиа), было и ранее, иначе и быть не могло. Как можно, скажем, судить о творчестве Бетховена по так называемой «Лунной сонате», бывшей долгое время визитной карточкой гения по решению неких культурных дозаторов? Во-первых, их (сонат) еще 30, а во-вторых, они, как минимум, не хуже. А не лучше ли абстрагироваться от названия «Лунная» - ведь автор его не давал, может, тогда это великое произведение прозвучит для вас по-другому? Попробуйте!
Кстати, по-немецки соната называется Mondsсhein, т. е. соната лунного света - согласитесь, что при трактовке перевода уже допущена вольность! Но давайте про Бетховена поговорим в другой раз, хотя очевидно - не будь Гайдна, Бетховен был бы совсем другим (кстати, около года Бетховен был учеником Гайдна)! Итак, забудем про шаблонный набор «великих творцов» и «великих творений», мы просто примем к сведению мнение искренне уважаемых художников, но постараемся выработать и свое мнение. Это благодарное дело и, вообще, изучение литературы, музыки и других видов искусств необходимо для сохранения и своего родного языка во всем его многоцветии, и в сохранении человека как в себе, так и в обществе в целом - генная память не вечна, нужно трудиться! Плоды культурного «свободного» рынка, к сожалению, уже налицо! Ну не может правитель, находящийся под действием так называемого русского шансона, быть человеколюбивым, дальновидным, высокоморальным! Кстати, в Западной Европе активно возвращаются к классической музыке, в местах массового скопления людей теперь звучит классика, среди музыкантов возрос интерес к старинной музыке в ее полном понимании, как совокупности музыкального текста, инструмента, соответствующего эпохе, техники звукоизвлечения и, конечно, погружения в дух того времени, когда автор создавал произведение.
Мы можем только позавидовать европейцам, имеющим круглосуточный телеканал классической музыки - они действительно думают о своем будущем! Итак - Гайдн! Мы не ставим своей задачей пересказать биографию Гайдна, остановимся на основных моментах его жизни. Начало, трудное даже для тех времен, безденежье, бездомность, но непоколебимая вера в Бога, неустанный труд, образование и, конечно, огромный талант, помноженный на удивительное жизнелюбие и оптимизм. Его заметили, сделали придворным капельмейстером (известный австро-венгерский меценат князь Эстергази). Гайдн стал известным по всей Европе, стал вполне богатым человеком, совершил две поездки в Англию, сделавшие его еще более известным и богатым, тем не менее до конца своих дней он трудился, творил! Даже из описаний его последних визитеров создается образ очень аккуратного и душевного человека - до последних дней он облачался в камзол с орденской лентой, носил парик, был очень чистоплотным. Он рассказывал о методе своей работы: после утренней молитвы поиск идей за инструментом; если идеи не идут, то снова молитва и так до тех пор, пока идея не будет дарована. А чего стоит его завещание, по которому были обеспечены все его слуги, а дочь его камердинера смогла получить хорошее образование и впоследствии стала известной певицей! Известность его была повсеместной и любовь к нему выражалась даже анекдотическим образом: рассказывают, что во время захвата Вены войсками Наполеона в дом Гайдна ворвался взволнованный французский офицер, упал на колени и стал целовать руки насмерть перепуганного Гайдна - оказалось, это был его почитатель.
Смерть Гайдна была омрачена диким случаем, растиражированным впоследствии М.А. Булгаковым в романе «Мастер и Маргарита». Булгаков только взял имя другого композитора - Берлиоза. С одной стороны, этот случай говорит о нравах тогдашней элиты, мало изменившихся с тех пор, а с другой - о незаурядности личности, к которой был проявлен столь изощренный интерес. А дело в том, что два высокопоставленных гражданина украли из могилы голову Гайдна с целью овладения святыней и возможности разгадать секрет гения, но в конце концов справедливость восторжествовала, и тело художника упокоилось с миром.
Моцарт любил не только творчество Гайдна, но и его самого, он называл его «папа Гайдн» и посвятил ему 6 замечательных квартетов.
«Никто не в состоянии делать все: балагурить и потрясать, вызывать смех и глубоко трогать, и все одинаково хорошо, как это умеет Гайдн», - сказал Моцарт. Известно описание сцены их расставания перед первой поездкой Гайдна в Лондон в 1791 году, когда оба плакали, предчувствуя, что они больше не увидятся. Вероятно, речь шла о том, что Гайдн в возрасте 60 лет не вынесет испытания длительной поездкой, но все вышло, как вышло - Моцарт вскорости умер, а слезы были пророческими - больше они не увиделись!
Теперь о творчестве Гайдна. Как мы уже упоминали, оно обширно - скажем, только симфоний 107 (104 номерные и три ранние А, В, С, помимо этого концертные симфонии - в общем, сам Гайдн насчитывал 118 симфоний). Собственно, по количеству сравнивать особо не с кем. Что в симфониях? А в симфониях удивительная радость бытия, хвала Всевышнему, молодой задор, он будто бы говорит: «Не унывай, бежим со мной, я покажу тебе, как прекрасна Земля, какие силы живут в тебе и вокруг, оглянись, смелей!»
Да, в его симфониях живет ритм бега, даже в минорных частях он борется, карабкается вверх без устали и уныния. К сожалению, минора у Гайдна очень мало, так как его заказчик, князь Эстергази, требовал музыку жизнерадостную и веселую, но в тех произведениях, где все же есть минор, Гайдн не доводит его до отчаяния, уныния, он просто печалится, иной раз может и всплакнуть, а потом разгоняет тучи своей добротой, энергией и, конечно, удивительным юмором. Говоря о симфониях, надо упомянуть, что именно Гайдн является создателем классической симфонии и, соответственно, симфонического оркестра.
Очень интересно проследить развитие музыкального стиля Гайдна по его симфониям - от простых, незатейливых ранних, через средний период «бури и натиска», к зрелым парижским и лондонским симфониям. Мы, конечно, рекомендовали бы ознакомиться со всеми симфониями Гайдна, но, учитывая их количество, сделать это непросто. Поэтому остановимся на некоторых из них. 6, 7, 8 - соответственно Утро, Полдень, Вечер с бурей. Интересно услышать сочетание имитационной, казалось бы, музыки с разговором о человеческой жизни и её перипетиях. Точку в этом разговоре, да ещё какую фундаментальную, Гайдн поставил знаменитой ораторией «Времена года» - последним крупным произведением художника, отнявшим, по его словам, последние силы (не путать с одноимённым циклом Вивальди, кстати, всего лишь фрагментом большого произведения - это к слову о тех, кто формирует «вкус» за нас).
В симфониях среднего периода нужно отметить 39 соль-минорную симфонию. Она, наряду с 6-й соль-минорной И.К. Баха (младшего сына И.С. Баха), является прообразом знаменитой 40-й соль-минорной симфонии Моцарта. Противостоит ей яркая 59-я симфония - «Огненная». 26-я - «Жалобная» - нежная и проникновенная, 49-я - «Страсть», повествующая о страстях Господних в тесном преломлении с земным бытием (точку в этом разговоре Гайдн поставит ораторией «Семь слов нашего Спасителя на кресте»). Ну и, конечно, знаменитая 45-я - «Прощальная» - да-да, именно в ней музыканты по одному уходят из оркестра, гася свечи над своими пюпитрами и оставляя одинокую скрипку наедине с догорающей свечой. Существуют разные объяснения этой задумки Гайдна, но лучше создать свою! Мы особо внимательны к гайдновскому минору, так как его мало и тем он ценен вдобавок. Не пропустите 73-ю «Охотничью» симфонию. Она полна теплоты и юмора. Особо рекомендуем вслушаться в последние 18 симфоний - это россыпь бриллиантов. Трудно даже выделить хотя бы одну из 18 - они все великолепны! Цикл составлен из 6 парижских симфоний и 12 лондонских. Интересно, что в этих симфониях легко угадывается Бетховен, как ранний, так и поздний.
Конечно, ни о каком подражании и речи быть не может. Просто Бетховен на гайдновском фундаменте построил свой храм, а использование идей можно только приветствовать. А для чего ж они нужны? Чтобы их приватизировать и стричь купоны, как убогий ростовщик? Конечно нет. Идеи надо развивать и множить. К слову, у любимого композитора Бетховена, Г.Ф. Генделя, насчитывают более 150 заимствований, и никто его в этом не упрекал. Тогда это была норма. Ведь всё - от Бога, тогда как можно приватизировать то, что от Бога? Зато сейчас, когда с авторскими правами дела налаживаются, с идеями, особенно творческими, беда! В последних симфониях Гайдн переполнен энергией, которую он удивительно мастерски укрощает, оркестр переливается всеми цветами радуги, создается ощущение полета, но не спонтанного, а осознанного, продуманного. Эти симфонии не просты, как может показаться, их надо слушать многократно - это шедевр.
Мы рекомендуем прослушать последние 18 симфоний в исполнении Герберта фон Караяна и Берлинского филармонического оркестра.
Караян сделал эти записи на склоне лет и получился чудесный дар одного старого человека другому. Караян строго последовал гайдновским партитурам, ушел от нарочитой эффектности, вычислил пифагоровы пропорции гайдновских симфоний, призванных лечить и душу и тело!
Нельзя не отметить и влияние творчества Гайдна на С.С. Прокофьева, первая симфония которого носит название «Гайдновской». Истоки энергии, светоносности творчества великого русского композитора лежат и в творчестве его великого австрийского предшественника. Помимо жанра симфонии, Гайдна признают создателем струнного квартета, который, как может показаться, был всегда. Особенно интересны поздние квартеты Гайдна.
Нельзя умолчать и о фортепианных сонатах Гайдна. Их 52 и они тоже отражают развитие почерка Гайдна. Но, как и у Бетховена в ранних сонатах, в них есть великолепные зрелые части, которые сделали бы честь любому маститому художнику. Касаясь минора, которого и в сонатах очень мало - и в этом его особая ценность, он светел, это скорее печаль, но не страх, не уныние. Причем совершенно очевидно, что Гайдн мог идти дальше (туда, куда пошел Моцарт). Но он этого не сделал абсолютно сознательно, его умеренность, как в мажоре, так и в миноре, продумана, а не является творческой ограниченностью, как показалось П.И. Чайковскому! Потрясающим исполнением 6-ти поздних сонат великим канадским пианистом Гленном Гулдом была передана через простоту и сдержанность позднего Гайдна его глубина и добрая улыбка. Вообще музыка Гайдна пышет здоровьем, и духовным, и физическим - заряжайтесь! Его лейтмотив - memento anima в противоположность memento mori! По необходимости и Гайдн мог передать скорбь и страдания - послушайте его знаменитое создание «Семь последних слов спасителя на кресте», оно существует в версии струнного квартета, оркестровой версии с речитативом баса и в ораториальной версии. Особенно рекомендуем послушать ораториальную версию в концертном исполнении под управлением Николауса Арнонкура с оркестром Концентус музик Вена и солистами. Поверьте, вам откроется Гайдн с еще одной стороны, которую П.И. Чайковский просто мог не знать в силу недоступности большей части наследия Гайдна.
В жанре крупной вокально-инструментальной формы Гайдном созданы две оратории: «Сотворение мира» и «Времена года», 14 месс, 24 оперы. Из опер мы бы выделили «Орландо Палладин» - оперу-буфф, полную юмора, замечательных мелодий и радости.
В жанре инструментального концерта особо выделяются его виолончельные концерты 1 и 2. Гайдновские виолончельные концерты являются обязательными для каждого концертирующего виолончелиста. Не обходят стороной пианисты и его клавирные концерты. 4 и 11 у многих на слуху.
Завершая разговор, заметим, что Гайдн не создал шлягеров, годных для использования в мобильных телефонах (зато он автор современного гимна Германии!). Но в этом на самом деле благо - его музыка неделима, её надо изучать неторопливо и такое усилие обязательно будет вознаграждено изменением течения времени вашего бытия!

Андрей Каратыгин


Если у вас есть собственный Интернет-сайт, или Вы желаете, чтобы Ваш друг тоже прочитал эту книгу, мы не будем возражать против размещения нашей статьи либо ссылки на неё:
html-cсылка на книгу
BB-cсылка на страницу
Прямая ссылка на публикацию

Информация

Незарегистрированные Посетители не могут оставлять рецензии в Исторической Публичной Библиотеке. Пожалуйста, пройдите регистрацию на сайте.

О проекте «Наследие»
| Статьи | Карта сайта